Главными достоинствами «хорошей» женщины еще совсем недавно считались покорность, послушание и бессловесность, которые должны исходить от женщины, как сияние. Гнев, умение защитить себя, потребовать уважения, умение сохранить себя и радоваться жизни сюда явно не входили.

Последнее время много пишут о чудном и необъяснимом пристрастии некоторых женщин, особенно старшего поколения, наших мам и бабушек, к страданиям, переходящем порой в своеобразную гордость – посмотрите, как я настрадалась в этой жизни, стирала руками, на огороде пахала, тяжести таскала до выпадения органов, больная на работу ходила и т.д.!

Страдание — единственная форма гнева, разрешенная нашей культурой

Усомнившись в необходимости этих страданий , встречаешь отпор достойный ветерана военных действий, покалеченного в боях и награжденного за заслуги, в чьих орденах ты посмел усомниться. Ордена в данном случае: «я так натерпелась за свою жизнь», «я так настрадалась», «я так тяжело работала», « со мной так несправедливо обращались», «у меня столько болезней от непосильной работы и жестокости близких».

Почитав один такой пост, я тоже вспомнила, что в детстве мама запрещала мне мыть полы шваброй, объясняя это тем что шваброй моют только лентяйки и неряхи, а хорошая девушка должна ползать с тряпкой на коленках. Другая женщина дополнила тему тем, что ей и на коленках не позволялось мыть пол – нужно было передвигаться «раком», то есть практически в самой неудобной из возможных поз, кто-то вспомнил что нельзя было присаживаться во время глажки белья и т.д., опять же тема огорода, где работая до изнеможения можно вырастить огурцы на 2 копейки…

А вчера я нашла у психолога Сьюзан Форвард фразу о том, что страдание являлось практически единственной из форм гнева, разрешенных женщинам нашей культурой и поняла что это именно то о чем мы говорим.

Главными достоинствами «хорошей» женщины еще совсем недавно считались покорность, послушание и бессловесность и безграничная способность к принятию, которая должна исходить от женщины как сияние. Гнев, умение защитить себя, защитить свои границы, потребовать уважения, также как умение сохранить себя и радоваться жизни сюда явно не входили.

Вспомните любимую нашу героиню детской сказки «Морозко» Настеньку. Когда Мороз практически замораживает ее, она продолжает твердить с блаженной улыбкой «Мне тепло , дедушка…». Вот оно, освященное культурой женское страдание как главное богатство. Очевидно, что честность и прямота не входили в перечень качеств «хорошей девочки», на это способны только такие отщепенки невоспитанные как Марфушка. Ужас, какая невежливость , сказать человеку, который тебя мучает «мне плохо», за это ты будешь сурово наказана.

Кстати, одна знакомая моего возраста рассказала очень похожую историю из жизни. В раннем детсадовском возрасте она как-то отказалась давать своему подслеповатому дедушке ручки для того , чтобы он подстриг ногти, объяснив это тем, что дедушка режет их с кожей до крови и ей больно. Запомнила она этот малоэстетичный случай неадекватной реакцией родителей – папа накричал на нее, обозвал эгоисткой и невоспитанной грубиянкой и заставил извиниться перед дедушкой и пройти экзекуцию как положено послушной девочке.

Страдание как добродетель

А куда девается гнев, несогласие с условиями жизни и отношением к себе? А они перерабатываются страданием. Тяжелыми физическими нагрузками – вплоть до приобретения болезней. Подавление своих эмоций также приводит ко всяческой психосоматике. Страдание может рассматриваться и как наказание обидчика – он увидит как мне плохо и поймет как несправедливо и неправильно поступал. Вспомните как часто вы слышали от женщин старшего поколения фразу: «Вот помру, тогда наплачетесь…» (Кстати фраза «назло маме отморожу уши» — оттуда же, это протест существа, у которого нет других форм протеста как только навредить себе.)

Воспитание родителями в девочках готовности к страданию и неприемлемости жалости к себе нужно рассматривать как аналог женского обрезания в африканских племенах: если не отбить естественный инстинкт самосохранения, желание беречь себя и умение получать удовольствие от жизни – хорошая жена для патриархальной семьи не получится. Человека нужно было немножко изуродовать, чтобы втиснуть в те условия, которые ему предлагались, изнурить его работой, чтобы энергия через край не била и не влекла тебя на приключения и завоевание окружающего мира.

Вспомнилась еще одна сказка, «Золушка», — мачеха смешивает крупы и говорит падчерице, что она может поехать на бал после того как все разберет – хороший пример укрощения порывов и желаний, бессмысленная работа для того чтобы занять время и потратить энергию.

Нужно помнить эти установки, слушая о подвигах женщин старшего возраста и удивляясь некоторой их «бессмысленности» с современной точки зрения, и обнаруживая в себе пренебрежение своими желаниями и потребностями.

(с) Irina Jurjure

Pin It on Pinterest

Share This